четверг, 24 октября 2013 г.

Течет река Волга: «Дальний берег» Юлии Борисовой

Сегодня в Касселе открывается фестиваль Fotobookfestival, в рамках которого будут представлены фотокниги, вошедшие в шорт-лист международной премии Photobook Dummy Award. На получение награды в этом году претендует и работа «Дальний берег» Юлии Борисовой, единственного российского автора в коротком списке конкурса. Ее 152-страничное издание, получившее отзывы Йорга Колберга и Эндрю Фелпса, ранее было показано на выставках в Милане (Milan Image Art Fair, май 2013), Дублине (PhotoIreland Festival, июль 2013) и Париже (Le Bal, август 2013), а фотографии из серии демонстрировались в рамках Noorderlicht International Photofestival в Нидерландах. В день старта немецкого фестиваля блог This is a photobook публикует обзор «Дальнего берега», а также интервью с автором книги.



У истории, служащей отправной точкой для «Дальнего берега» Юлии Борисовой, практически идентичный распутинскому «Прощанию с Матёрой» сюжет. Только время действия его приходится не на 60-е, а на 30-е годы прошлого столетия, когда на Волге силами заключенных ГУЛАГа началось строительство Угличского и Рыбинского гидроузлов. Три города, восемь сотен сел и деревень, пять монастырей, в том числе памятники истории и культуры, сотни церквей и старых погостов — в общей сложности 4600 квадратных километров оказались затопленными во время работ над проектировкой ГЭС. Вместе с родной землей, с могилами близких людей ушли под воду и многие из жителей этих территорий, не пожелавшие покинуть собственные дома и по своей воле решившие погибнуть.


Спустя многие годы петербургский фотограф вернулась в частично потонувшие места, ныне почти полностью восстановившиеся, и отправилась на поиски примет событий 70—80-летней давности. Подход, который она выбирает в «Дальнем береге», далек от стилистики традиционной документальной работы. Казалось бы, Юлю вовсе не интересуют видимые маркеры некогда случившегося в этом краю. Она не сопровождает свои снимки ни подписями, ни комментариями, ни даже легкими намеками и создает повествование условное и отстраненное. Тем не менее время, сквозь пласты которого она пытается пробраться, чтобы нащупать привлекшую ее историю, осязаемо едва ли не на каждой странице книги.






Во многом подобный эффект проникновения возникает благодаря тем сдержанным изображениям, что составляют основу проекта и сняты на пленку без какой-либо дальнейшей обработки. Тихие, печальные, неуловимые, почти прозрачные, своей приглушенной цветовой гаммой они будто отсылают к старым советским кинофильмам.

Помимо этих кадров, используются в «Дальнем береге» и более контрастные снимки, а также архивы и карты. Весь этот разнородный материал, помещенный в дополнительную твердую обложку из авторского картона (перевязана она двумя резиночками), требует аккуратного обращения и тщательного формирования. Но художник берется за него осторожно, выстраивая последовательность фотографий таким образом, что зритель в своем путешествии во времени то и дело имеет возможность передохнуть, остановиться. А потом вновь продолжить путь.

Юлия Борисова
«Дальний берег» / The Farther Shore
Self-published, 2013
100 экземпляров (пронумерованы и подписаны)
15 х 22 см, 152 страницы
По вопросам приобретения книги пишите автору на info@juliaborissova.ru.





«„ДАЛЬНИЙ БЕРЕГ“ СКЛАДЫВАЛСЯ КАК МУЗЫКАЛЬНАЯ ПОЭМА»
В интервью блогу This is a photobook Юлия Борисова поделилась подробностями работы над своей книгой, объяснила, почему она вкладывает в каждый экземпляр издания открытки, и рассказала, как благодаря «Дальнему берегу» мир стал для нее ближе и доступнее.


— Юля, в какой момент работы над проектом ты пришла к решению сделать из «Дальнего берега» книгу?
— Еще до того, как приступить к съемке, я уже видела финал этой работы в формате именно книги и на тот момент даже не рассматривала других вариантов.

— Расскажи о ключевых этапах работы над «Дальним берегом». Приходилось ли тебе по мере редактирования книги принимать сложные решения и идти на компромиссы? Или в этом отношении, напротив, все сложилось просто?
— После того как я поняла, что у меня есть необходимое количество материала, на макет ушло максимум полгода. Я не думаю, что это много. Мне кажется, что чаще всего серьезная работа над книгой занимает гораздо больше времени. Помогло то, что я сама дизайнер, я справляюсь с версткой без посторонней помощи. Но, главное, сама тема этого издания меня захватила полностью, поэтому весь концепт сложился на одном дыхании, и впоследствии я внесла лишь небольшие изменения. На какие-то серьезные компромиссы идти не пришлось, потому что я понимала: весь собранный материал использовать не имеет смысла, нужно оставить лишь то, что соответствует выбранному ритму книги. Она складывалась во мне как поэма — музыкальная поэма, в которой важно сохранить плавное звучание, где одно изображение перетекает в другое, и в то же время расставить яркие аккорды, которые придадут глубины повествованию. Я говорю о своей работе как о музыке, потому что так ее слышу. И сравниваю ее с рекой, с руслом реки — так она мной ощущается.

Поскольку выбранной темой было именно погружение — не только под воду, но также и в историю, в архивы памяти, — поэтому и сама книга имеет течение. Течение мысли, течение времени. И еще мне кажется важным то, что, так как это издание не маленькое и оно не имеет логического повествования, его можно смотреть с любой страницы, с любого места, там, где откроешь. При этом оно ничего не теряет. На это качество «Дальнего берега» обратил мое внимание Люк Вильмеринг (Luuk Wilmering), на семинар которого я принесла предварительный макет как пример того, над чем сейчас работаю. Он мне сказал, что не каждый человек, берущий в руки книгу, просматривает ее полностью, а некоторые начинают листать с конца, и я должна иметь это в виду. И еще он посоветовал отказаться от лишних деталей типа конвертика, который я хотела приклеить в конце для странички со своим текстом. Я с ним согласилась, потому что дизайн не должен быть избыточным.

— К кому еще, кроме Люка, ты обращалась за советом? Просила ли кого-то в процессе редактирования «Берега» посмотреть на твою работу свежим взглядом?
— Еще раньше в «Фотодепартаменте» проходил семинар Мортена Андерсена (Morten Andersen), посвященный работе над фотокнигами. Я там была приглашенным дизайнером и помогала участникам справляться с их работами. Когда представилась возможность, я тоже показала свою книгу. Мортен посоветовал добавить еще фотографий с рекой, так как дело все-таки происходит на Волге, а изображений с водой может быть больше. Также я показывала на тот момент не напечатанную книгу куратору Ульриху Хаасу. Он очень заинтересовался историей, которая стоит за этими снимками, и она натолкнула его на собственные воспоминания.

Благодаря «Фотодепартаменту» и Наде Шереметовой у меня было много возможностей показать свою работу. Очень интересно получать отклики, и я была готова встретить критику, но в итоге кардинально ничего в макете не изменила. Отдала же книгу в печать я, когда прошло еще какое-то время. Работа, так сказать, немного отлежалась, и я почувствовала уверенность в том, что меня все устраивает.

Юлия Борисова (слева) на семинаре Мортена Андерсена в Петербурге, 2012
— Берясь за свою книгу, опиралась ли ты на опыт других изданий или проекты, взглянув на которые ты подумала: вот такого же эффекта я тоже хочу достичь?
— Прежде чем начать работу над книгой, даже раньше, когда я и не предполагала, что буду делать, я очень тщательно изучала работы Алека Сота (Alec Soth). Я с большим уважением отношусь к его творчеству. Перед тем как приступить к съемкам, я еще раз пересмотрела его серии Niagara и Sleeping by the Mississippi, прочитала, что он говорил в интервью об этих работах. Меня очень вдохновляет ход его мыслей. И еще я с восхищением отношусь к его книге Broken Manual. Правда в руках ее не держала, но просмотрела все, что с ней связано, что можно найти в интернете.

После того как я уже приступила к работе над макетом, у меня была внутренняя неуверенность: как работать с таким неоднородным, как у меня, материалом? Используя разную технику при съемке, я получила очень отличающиеся стилистически фотографии. Кроме того, я чувствовала необходимость добавить к отснятому мной материалу еще и архивные кадры, некоторые из коих не имели прямого отношения к местам съемки, но были очень нужны для более четкого художественного высказывания. И тут мне помог опыт Кристиана Паттерсона (Christian Patterson), который в своей книге Redheaded Peckerwood смешивает совершенно разные приемы и стили, но, что самое главное, меня очень подбодрил его гибкий подход к фотографической документации. Я получила подтверждение своим мыслям: ничто не мешает в исследованиях использовать и свою интерпретацию произошедшего, обращаясь к фантазии, к собственному чувственному опыту по мере необходимости. Моей целью было создание не исторического справочника, а визуально сильного и затягивающего произведения, побуждающего к прочтению на разных уровнях.

— Вторая обложка из авторского картона, розовые резиночки, перетягивающие ее, и вложенные внутрь открытки — подобные элементы «Дальнего берега» делают твою изначально большую историю более личной, частной, как мне кажется. Как ты работала над этими деталями книжки, когда придумала их использовать?
— Когда я задумалась, какой бы мне хотелось видеть свою книгу и ощущать ее в руках, я поняла, что не хочу делать тяжелую и твердую обложку, дабы не лишать легкости общее впечатление от соприкосновения с таким материалом. В то же время я понимала, что мягкой обложки в некоторых случаях недостаточно, чтобы защитить содержимое, например, при пересылке. Поэтому, вспомнив, как раньше люди хранили свои самые дорогие и важные документы между картонок, перетянутых резиночками, я решила использовать тот же прием. Мне важен был выбор материала. Чтобы сама бумага была немного шероховатая, чтобы она впитывала краску, а картинки в книге получались бы матовые, акварельные. И чтобы картон был самый простой, такой, каким пользовались раньше. Муж посоветовал мне не приклеивать фотографию снаружи такой обложки, как я изначально собиралась поступить, а сделать из верхней крышки паспарту. Вот так и получилась эта конструкция.

Открытки же я в «Дальний берег» вкладываю не просто так, а с просьбой написать мне и отправить по почте, чтобы было видно, какой путь они прошли, на каких берегах побывали. Было бы здорово собрать потом все полученные отклики и напечатать в виде брошюры как дополнение к книге. Сейчас все пользуются электронной почтой и к традиционной обращаются реже, но это такое удовольствие — достать из ящика письмо, написанное от руки и адресованное тебе! Каждый раз это как маленькое счастье.

Открытка от Мартина Парра, оставленная Юлии Борисовой после Венского фотокнижного фестиваля
— «Дальний берег» — твоя первая работа в книжном формате. Сейчас, спустя некоторое время после ее выхода, как ты сама оцениваешь этот дебютный опыт?
— Сейчас прошло уже достаточно времени, чтобы взглянуть на эту работу со стороны, и я могу точно сказать, что если бы делала ее сейчас, то ничего бы не изменила. Книга уже самодостаточна, живет своей жизнью, ездит по фестивалям, по книжным ярмаркам, нашла новый дом в разных странах, и мне приятно это ощущение. Как будто весь мир стал ближе.
Юлия Борисова родилась в Таллине, Эстония. Живет и работает в Санкт-Петербурге, Россия. Студентка образовательной программы «Фотография как исследование» фонда «Фотодепартамент» в 2011—2013 годах, участник мастер-классов Яна Грарупа (2011), Мортена Андерсена (2012), Люка Вильмеринга (2012) и Анук Крейтхоф (2013). Сольные выставки автора проходили в Санкт-Петербурге и Москве. В разное время работы Юлии также демонстрировались в рамках таких событий, как The Noorderlicht International Photofestival (Нидерланды), фестиваль визуальной культуры Vizii (Украина), выставка призеров Sony World Photography Awards (Англия), фестиваль Photovisa (Россия) и т. д. Проект Юлии «Бегство на край» был включен в шорт-лист номинации «Концептуальная фотография» конкурса Sony World Photography Awards (2013) и получил Гран-при в экспериментальной категории премии International Fine Art Photography Award (2013). Серия «DOM» художницы удостоена главной награды Балтийской биеннале фотографии «Фотомания» в разделе Fine Art Photography (2013).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email