суббота, 25 октября 2014 г.

Фавориты фаворитов

Издание The Guardian выяснило у известных фотографов и авторитетных фотодеятелей, какие книги вызывают у них наиболее яркие чувства. This is a photobook публикует перевод статьи, в которой Нан Голдин, Алек Сот, Пол Грэм и другие персоны выбирают свои любимые издания на все времена.

НАН ГОЛДИН (Nan Goldin)
Пионер интуитивно-интимного дневникового стиля

В какой-то момент я была одержима Кристером Стрёмхольмом. Я любила его снимки трансвеститов из серии Les Amies de Place Blanche. Однако для меня одним из величайших фотографических изданий является его книга-путешествие Poste Restante. Он мой любимый автор наряду с Андерсом Петерсеном. Кристер заглядывал во тьму и за ее пределы. Он был гуманистом. Он никогда не снимал человека, не будучи с ним знакомым. Как и я. У нас схожий подход. Однажды я с ним встретилась. Он увидел мое слайд-шоу в 1980-х, находясь в инвалидном кресле, и сказал: «Вот у кого столь же большое самомнение, что и у меня». Как-то раз я получила возможность поговорить с ним, но сильно облажалась. У меня был тогда период срыва. Я несколько сожалею об этом, не очень сильно, но все же.







КРИСТИНА ДЕ МИДДЛ (Cristina de Middel)
Ее феноменально успешные Afronauts переосмыслили космическую программу в Замбии 1970-х

Книгой, с которой я провела больше всего времени, является Revelations Дианы Арбус, опубликованная в 2003 году. Это многогранная и визуально динамичная биография фотографа, которым я по-прежнему восхищаюсь и работы которого остаются для меня столь же захватывающими, как и в первый раз, когда я их увидела. Есть некий момент злословия по отношению к ее частным снимкам, записям и контактным отпечаткам. Но, как бы то ни было, книга освещает ее скрытую и загадочную личность. Она действует на меня почти так же, как глянцевый журнал в салоне красоты.





ОЛИВЕР ЧАНАРИН (Oliver Chanarin)
Небесспорный победитель Deutsche Börse prize совместно с Адамом Брумбергом

Моя любимая книга — это Британский словарь языка знаков, опубликованный Faber and Faber в 1992-м. Он содержит 1800 снимков и является отличным примером фотографии, которая одновременно прекрасна и полезна.


АДАМ БРУМБЕРГ (Adam Broomberg)
Сотрудничает с Оливером Чанарином (см. выше)

Работа Show Me! фотографа Уилла МакБрайда и психоаналитика Хельги Флейшхауэр-Хардт оказала на меня глубокое влияние. Первоначально опубликованная под названием Zeig Mal! в 1974 году, она была выпущена как книга о сексуальном образовании, но с недвусмысленными изображениями порой еще неполовозрелых детей, участвующих в половых актах. Издатели шесть лет провели в американском суде, защищая ее, пока в конечном счете не изъяли книгу из продажи, будучи не в состоянии позволить себе дальнейшие юридические расходы. Книга бросает вызов на многих уровнях, разоблачая пределы фотографии, социум и наши собственные моральные границы. Она наилучшим образом заставляет нас подумать над тем, как меняется общество в отношении того, как мы смотрим, соприкасаемся и взаимодействуем с детьми в качестве родителей, друзей или посторонних, и подчеркивает состояние паранойи и паралича, в котором мы находимся в настоящее время, когда все формы близости и чувственности активно подавляются из-за страха. Я не согласен с предположениями о том, что это детская порнография. Думаю, то, что делает эту книгу столь страшным чтивом, не связано с тем, что нечто изображено в ней неправильно (все мы «играли в доктора» с нашими ближайшими соседями). Дело в том лишь, что такие важные, интимные и частные моменты взросления зафиксированы на пленке и широко распространены. Возможно, это напоминание о том, что подобные вещи предназначены для того, чтобы оставаться приватными, особенно в мире, где сейчас все задокументировано.






БРУНО СЭШЕЛ (Bruno Ceschel)
Основатель сетевого издательского дома Self Publish, Be Happy

Периодически появляется книга, которая превосходит собственное содержание. Она оказывается в нужный момент и в нужном месте, воплощая дух времени. Вот что сделал Райан МакГинли в своей The Kids Are Alright. Она заново пересказывает вещи, ставшие клише для молодежи моего поколения: гедонизм, удовольствие, секс, наркотики, нигилизм. Я помню, как отхватил свой экземпляр в нью-йоркском книжном магазине в начале 2000-х. Он заговорил со мной. Книга представляет в снимках новую подвижность идентичностей, наслаждение от экспериментов с наркотиками и сексом.




МАРТИН ПАРР (Martin Parr)
Известен своей красочной документацией повседневной жизни в Британии

Нет книги, которая оказала бы большее влияние на фотографию, нежели New York 1954—55 Уильяма Клайна. Она накрыла волнами трепета и удивления фотографическое сообщество по всему миру так, что то оценило зернистые, напечатанные без полей выразительные изображения города. От Токио до Буэнос-Айреса, от Лондона до Мадрида — эта книга изменила подход фотографов к работе.




ЮРГЕН ТЕЛЛЕР (Juergen Teller)
Фэшн-фотограф, известный своим кричащим и сверкающим стилем и снимками обнаженной Кейт Мосс

Sentimental Journey Нобуёси Араки [который документировал отношения со своей женой Йоко, начиная с их медового месяца в 1971 году и заканчивая ее смертью в 1990-м] прекрасна, нежна, проникновенна, полна любви, полна жизни, полна смерти, печальна и питает надежду. Это жизнь, а не глупая фотокнига.




ПОЛ ГРЭМ (Paul Graham)
Отмеченный наградами документальный фотограф, ставший художником

Ahnung (Foreboding) Фолькера Хайнце рассказывает о Берлине конца 1980-х, когда стена еще стояла. Великолепные фотографии, неглубокий фокус, детали, которые нет смысла описывать: ворота, тень трубы, девичьи пальцы. В действительности, книга не столько о Берлине, сколько об образе мысли, о временном промежутке в окруженном стеной городе.

Мы были близкими друзьями и жили в одной квартире в Берлине, работая вместе и скитаясь по городу. Я присутствовал при том, как он делал многие из этих изображений (и я есть на одном). Он же находился рядом со мной [в моменты съемок], которые в результате оказались в моей книге New Europe, так что это приятное воспоминание о свободе и насыщенной юности. Он сделал дизайн своей книги и изо всех сил пытался найти способ ее напечатать. Это было еще до эпохи цифровых печатных машин, так что выходило дорого. Но ему удалось. Была только тысяча копий. И все теперь распроданы.




ВИВИАН САССЕН (Viviane Sassen)
Немецкая звезда фэшн-фотографии

Моя любимая фотокнига — первый личный альбом, который мама сделала для меня. Считается это? Наверное, нет. Тогда Eyelids of Morning Питера Бирда о племенах Турканы, которые живут бок о бок с нильскими крокодилами. Это одна из первых фотокниг, попавших мне в руки.



БРЕТТ РОДЖЕРС (Brett Rogers)
Глава лондонской Photographers’ Gallery

The Map Кикуджи Кавады воплощает собой то, что я ищу в фотокнигах: она предлагает радикально новый взгляд на прочтение фотографических изображений. Здесь опыт перелистывания одной за другой страниц с контрастными монохромными снимками подобен тому, как выживший лицом к лицу сталкивается со свидетельствами и руинами атомной бомбардировки Хиросимы. Глубоко волнующее и крайне оригинальное исследование ключевого периода в истории Японии.




ПИТЕР ХЬЮГО (Pieter Hugo)
Южноафриканский фотограф, демонстрирующий парадоксы жизни ЮАР

В 2002 году я ощущал себя скованным политическим давлением и так называемыми обязательствами «южноафриканского документального фотографа». Это поле деятельности имело ограниченный лексикон: я постоянно повторял одни и те же идеи и задачи. Что походило на пропаганду. Затем я нашел Case History Бориса Михайлова [фиксировавшего социальную дезинтеграцию, последовавшую за распадом Советского Союза]. Назвать эту книгу глотком свежего воздуха будет преуменьшением. Она была скорее как ураган, и вся путаница сразу исчезла. Работа сохраняет исследовательское качество документалистики, однако предлагает и элемент театральности. Она грубая и трансгрессивная, но свежая и стимулирующая. Это книга, которая заставила меня переоценить свой подход.






МИШКА ХЕННЕР (Mishka Henner)
Известный по реконтекстуализации найденных изображений, включая серию о работниках секс-индустрии, взятую из Google Street View

Я несколько одержим китайским изданием The Americans Роберта Франка. Оно стоит у меня на полке упакованным и нераскрытым. Сделав проект Less Américains [в котором стирались части изображений Франка], я теперь знаю эти фотографии как свои пять пальцев, так что у меня нет никакой необходимости в том, чтобы заглянуть внутрь. Но существует удивительная и загадочная связь между наличием этого издания и тем фактом, что китайцы являются крупнейшими держателями внешнего долга США.




АЛЕК СОТ (Alec Soth)
Американский документальный фотограф, независимый издатель и художник

Около двадцати лет назад на полке распродаж в местном книжном магазине я обнаружил The Solitude of Ravens Масахисы Фукасэ. Это был американский репринт, и дизайн и полиграфия не представляли ничего особенного. Взятые по отдельности, картинки Фукасэ не запоминаются. Книга состоит в основном из повторяющихся образов черных дроздов и угрюмых зимних сцен, но редактура Фукасэ трансформирует эти неприметные куски в наиболее цельную и незабываемую последовательность фотографий из тех, что мне когда-либо встречались.





САЙМОН БЕЙКЕР (Simon Baker)
Первый куратор фотографии и международного искусства в галерее «Тейт»

My Paris (1933) Ильи Эренбурга — одновременно фотокнига и обширное эссе о наиболее фотографируемом городе. Она начинается с невероятной комбинации изображений и текста, в котором Эренбург пишет о боковом видоискателе. Это неординарное устройство, объясняет он, предназначено для того, чтобы избежать злосчастного эффекта объектива камеры, который «разгоняет толпу подобно дулу пистолета». Будучи своего рода перископом, оно позволяет фотографу смотреть в одно направление и снимать под углом в 90 градусов по отношению к нему. «Люди иногда задавались вопросом: почему же я фотографирую забор или дорогу? — говорит он. — Они не знали о том, что я снимал их».

Книга Эренбурга является изобретательной и непрямой, подобно той конструкции, которая использовалась для ее создания, и переворачивает с ног на голову общепринятое представление о Париже с его бульварами и романтикой. Город, который он изображает, — это мелкие невзгоды, беспризорность, бедность и старость. На каждую целующуюся парочку найдется спящий пьяница. Он [автор] застает столицу без предупреждения, с непричесанными волосами и спущенными брюками. Но при всем этом перечне изъянов Парижа работа Эренбурга наполнена прекрасной поэзией и визуальным стилем. Она является неустрашимым и блестящим контрастом по отношению к тому видению Парижа, что предлагали великие фотографы-модернисты и фотографы-сюрреалисты того времени. Превосходно задуманная, представленная, отредактированная и описанная, она сметает со своего пути большинство современников Эренбурга.






МАЙКЛ ХОППЕН (Michael Hoppen)
Владелец влиятельной лондонской галереи и страстный коллекционер

Malerei, Fotografie, Film Ласло Мохой-Надя. Книга 1928 года венгерского автора нарушает все правила в плане дизайна, содержания и размещения фотографий. Эта экстраординарная схема до сих пор машинально используется многими дизайнерами. У автора был дар делать фотографии зачастую с нестандартных точек зрения и располагать их друг против друга динамичным и нередко тревожным образом. Мне никогда не надоест пересматривать эту книгу.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email