суббота, 11 апреля 2015 г.

Леонид Гусев (Treemedia): «Никогда не думал об издательской нише»

В 2005 году, ровно 10 лет назад, Treemedia (тогда, впрочем, еще не носившее свое сегодняшнее имя) выпустило альбом «Рожденные в СССР» Игоря Мухина, ставший первой фотокнигой в каталоге издательства. И по сей день эта небольшая независимая компания остается у нас в стране в своем роде единственной, уделяющей внимание главным образом иллюстрированным работам и проектам, посвященным истории и теории фотографии. При участии Treemedia появились отечественные бестселлеры «Фотография как…» Александра Лапина и «Последняя империя» Сергея Максимишина, русскоязычная версия удивительного «Черного паспорта» Стенли Грина, изящная и глубокая «Жидкая земля» Рены Эффенди, наиболее полная ретроспектива Ляли Кузнецовой и монументальная «Лесостепь» Валерия Нистратова.

This is a photobook расспросил издателя Леонида Гусева о работе над этими книгами, опыте сотрудничества с голландцами из Schilt Publishing и о поле российского селф-паблишинга.


«Лесостепь» Валерия Нистратова, 2008
— Что вдохновило вас на издательскую деятельность? Что подтолкнуло к созданию Treemedia?
— В 2003 году знакомый привел меня на курс занятий Александра Лапина, проходивший у него дома. Лекции и семинары, входившие в курс, послужили основой для книги «Фотография как…». Как-то раз на одном из занятий Лапин посетовал, что он написал книгу, она полностью подготовлена к печати, но издательство МГУ не может найти денег на ее печать. Деньги у меня в тот момент были, и я имел достаточное представление о полиграфических технологиях и книжной торговле. Так как все, что говорил Лапин на своем курсе, представлялось мне весьма разумным и интересным для увлекающихся фотографией, то я предложил ему издать книгу за мой счет, даже не читая ее. Собственно, мои функции как издателя свелись к тому, что я посоветовал изменить фон обложки с белого на черный, организовал печать в Турции и нашел дистрибьютора, который забрал весь тираж. Конечно, в тот момент я не предполагал, что стану издавать книги. Опыт с Лапиным был просто желанием помочь приятному для меня человеку. Название Treemedia я придумал позже, в 2009 году, и какое-то время до открытия компании с этим именем оно служило торговой маркой. Организовать непосредственно компанию Treemedia в 2011 году мне предложили мои партнеры, которые видели в этом определенный смысл.
«Семь комнат» Рафала Милаха, 2011
— Почему вы решили занять нишу, связанную с выпуском именно фотографических проектов?
— Я никогда не думал об издательской нише в маркетинговом значении этого слова, не стремился ее занять и до сих пор не знаю, существует ли вообще какая-то ниша. В конце 1990-х я некоторое время работал директором издательства, выпускавшего ежегодник Index, посвященный дизайну и рекламе. Все потому, что был знаком лично со многими дизайнерами и рекламистами и имел некоторое представление о том, как печатать картинки типографским способом. Потом просто сложилось так, что я знал еще и какое-то количество фотографов. Так начали появляться книги по фотографии.

— Фактически в нашей стране Treemedia и по сей день находится в одиночестве в подобной нише (я все-таки позволю себе использовать это слово). Почему у нас с такой неохотой берутся за издание фотографии?
— Маленький рынок и большие расходы, которых требует издание более или менее качественной фотокниги. За деньги, тратящиеся на фотоальбом, можно сделать два-три текстовых издания, которые к тому же имеют большую коммерческую перспективу. Вследствие этого издательская маржа очень низкая, в среднем в два раза меньше, чем при выпуске неиллюстрированных книг. Наверное, есть еще много каких-то других причин, но об этом лучше спросить какое-нибудь издательство, выпускающее широкий ассортимент.

— А организуя свое издательство, какие трудности вы испытывали в самом начале? Удалось ли их преодолеть со временем?
— Трудностей много. Те, которые находятся вне возможности их исправить собственными усилиями, вряд ли стоит упоминать подробно. Это прежде всего дистрибуция, логистика, налоговый климат, неразвитость инфраструктуры и так далее. Но главная трудность в том, что я не бизнесмен. И ее преодолеть не удалось, хотя я уже давно и не пытаюсь.

«Рожденные в СССР» Игоря Мухина, 2005
— Первый фотоальбом вы выпустили в 2005-м, ровно 10 лет назад. Оценивая этот период, к каким выводам вы сегодня приходите?
— Мне удавалось делать то, что мне нравилось, и мне удалось многому научиться. Правда, не в сфере бизнеса. Остальное не так важно. Надеюсь, что для кого-то книги издательства оказались желанными, и, главное, полезными.

— Расскажите об этом самом первом фотоальбоме, о «Рожденных в СССР» Игоря Мухина. Почему вы решили издать эту книгу? Как проходила работа над ней?
— Мухин на тот момент был уже очень известным фотографом. И, что тогда было наиболее важным, известным мне. Например, я знал фамилию Сергея Максимишина, но не видел ни одного его снимка. Нескольких фотографов рекомендовал мне Александр Лапин, но их работы мне не были близки, а личный интерес в издании той или иной книги для меня значит довольно много. Поэтому, когда мой знакомый фотограф и коллекционер Алексей Рогов предложил попробовать сделать альбом Мухина, я сразу согласился. Мы познакомились. Мухин при участии Рогова собрал последовательность фотографий в книге, дизайн (концепцию которого предложил опять же Игорь) сделал мой знакомый Андрей Гусев. В общем, все прошло довольно легко и комфортно. Первое время книга продавалась медленно, но потом получили развитие социальные сети, Игорь стал еще более известен, и тираж закончился достаточно быстро. Сейчас эта книга представляет собой почти что библиографическую редкость.


— «Последняя империя. 20 лет спустя» Сергея Максимишина стала вашим вторым фотографическим изданием. Процесс подготовки этой книги к печати сильно отличался от предыдущей работы?
— После выхода альбома Мухина Сергей написал мне письмо с предложением издать его книгу и прислал предварительный отбор фотографий. Собственно, так я их увидел в первый раз и был просто потрясен. Сначала составлением занялся Александр Лапин, но из этой затеи ничего не вышло, и книгу в итоге собирали сам Сергей, Наталья Ударцева и дизайнер Андрей Ирбит. Я в этом практически не участвовал, о чем сейчас немного жалею. Думаю, что надо было проявить больше настойчивости хотя бы при обсуждении дизайна обложки. Тираж всех изданий «Последней империи» самый большой среди всех наших выпущенных альбомов, около 5000 экземпляров, кажется. К сожалению, в первом по времени русском тираже была допущена ошибка в цветоделении, которую мы позже исправили в английском и французском изданиях, но эти книги в Россию не попали.


— С чего началось ваше сотрудничество с голландским издательством Schilt Publishing, в рамках которого вы выпустили несколько книг? Что дала вам эта работа как издателю?
— С Мартеном Шилтом меня познакомил Олег Климов. Я поехал в Амстердам, чтобы познакомиться лично, и сразу заключил договоры на книги Стенли Грина и Рены Эффенди. Потом мы выпустили еще одну книгу Рены и три раза издавали каталог World Press Photo, права на который принадлежат Schilt Publishing. Также мы участвовали в издании «Титульной нации» Джейсона Эшкенази и Валерия Нистратова и «Кавказа» Томаса Дворжака. Schilt Publishing выпустило на английском языке нашу книгу «Моя Москва» Игоря Мухина. Не знаю, дало ли мне это сотрудничество что-то как издателю, но, конечно, выпуск таких авторов на русском языке сделал наше издательство более известным как в России, так и в узких кругах за ее пределами.




— В фейсбуке издательства вы недавно признались, что «Дорога» Ляли Кузнецовой открыла собой список ваших книг, рождающихся и продающихся в муках. Почему так сложилось?
— До этой книги все получалось как-то легко. В случае с Лялиной книгой было много напряженных ситуаций — с дизайнером, верстальщиком и самой Лялей, — которые приходилось разруливать, к чему я в общем-то не привык. Думаю, в значительной степени возникновение проблем было связано с большим, но, к сожалению, не всегда позитивным жизненным опытом Ляли. Я имею в виду совершенно другой жизненный опыт. Поэтому мне не всегда удавалось реагировать спокойно. Вообще мне кажется, что Ляля как фотограф заслуживает гораздо большей известности и более высокой оценки. Как и наша книга, которая по сравнению с двумя западными изданиями, вышедшими раньше, представляет собой наиболее полную ретроспективу творчества Ляли Кузнецовой.


— А как работалось с другими книгами?
— Нелегко было с «Дорогой», «Титульной нацией» (несмотря на то, что книга вышла под маркой Schilt Publishing, готовили ее мы), «Другой семьей» Ирины Поповой. Еще ряд книг, на которые было затрачено много времени, но которые так и не вышли (по крайней мере под нашей маркой). Все остальные издания — почти что чистое удовольствие. Особенно тогда, когда приходилось решать проблемы творческого и организационного, а не личностного характера. Как в случае с книгами «Модель. Проблемы позирования», «Живая цифра» Павла Косенко и «Моя Москва» Игоря Мухина.

— Ваш каталог включает главным образом издания, связанные с документалистикой. Почему вы столь последовательно отдаете предпочтение именно такой фотографии?
— Это личное предпочтение. Я не хотел бы издавать фотографии, которые не вызывают у меня эмоциональной реакции и не представляют собой более или менее понятную для меня историю. Все-таки я больше читатель, а не зритель. Случилось так, что этому настроению соответствует (в большинстве случаев, конечно) только фотодокументалистика.


— А каким должен быть проект, чтобы вы решили его издать?
— Сейчас он должен соответствовать сложившемуся направлению издательства (документалистика, история, а не просто набор отдельных пусть и прекрасных фотографий) и иметь перспективы стороннего финансирования. Раньше было только первое условие, хотя, конечно, и тогда наш бюджет был ограниченным.

— В рамках своей издательской программы вы открыты предложениям со стороны незнакомых фотографов? Или же предпочитаете работать с известными авторами?
— Скорее всего, главное — это уровень проекта. Максимишин был для меня раньше незнакомым фотографом.

— Какими проектами вы заняты в этом году?
— Пытаемся сделать возможным выпуск новой книги Игоря Мухина, книг Александра Петросяна и Никиты Шохова. Также есть какие-то проекты не из области фотографии.


— В последние несколько лет за рубежом можно наблюдать небывалый бум фотокнижного дела, причем не только с точки зрения количества работ, но и с точки зрения различных издательских моделей. С чем, по-вашему, связан этот взрыв?
— Честно говоря, я очень плохо знаком с зарубежным рынком. Судя по Schilt Publishing и некоторым другим нашим зарубежным партнерам, классическая издательская модель перестает действовать. Возможно, эта волна докатится (или уже докатилась) до нас, но в силу того, что наше издательство — это не бизнес в полном значении этого слова, я пока не вижу необходимости что-то менять. Хотя, к примеру, краудфандинг мы будем использовать.

— Как вы с точки зрения независимого издателя оцениваете поле селф-паблишинга в России? Влияет ли современное движение самиздата на ваш подход?
— Мне трудно оценить это поле в цифрах, но, думаю, сейчас селф-паблишинг — это главная из оставшихся возможностей для автора увидеть свою книгу изданной и иметь возможность с ней что-то сделать. Мы работаем с теми авторами, которые издают свои книги сами — либо на уровне консультаций, либо помогаем спланировать издательский процесс и контролируем его отдельные стадии. Предоставляем свою марку тем проектам, которые подходят для издательства. Думаю, что будем это делать и дальше.


— Сегодня имеет место постепенное нарастание отрасли цифровых фотокниг. Основатели MACK, к примеру, занимаются развитием своего подразделения MAPP, продающего издания через iTunes. Вы и сами выложили некоторые из своих проектов в интернет для покупки и свободного скачивания. Видите ли вы в этом будущее фотокниг?
— Надеюсь, что электронная фотокнига будет развиваться. Ведь, помимо важной для многих магии бумажного листа и качества печати, близкого к фотографическому, фотокнига — это еще и просто контент, который может существовать в разных ипостасях. Думаю, будущее именно в электронной форме, но хотелось бы надеяться, что возможность получить бумажную книгу хотя бы по системе POD будет всегда.

— Чьи книги близки лично вам? Вы интересуетесь работами кого-то из своих зарубежных коллег?
— Я покупаю мало фотокниг и не очень интересуюсь работами коллег. Повторюсь, я больше люблю читать, а не смотреть. Наверное, из всех книг, которые у меня есть, больше всего я ценю Dream/Life Трента Парка, Satellites Бендиксена, Siberia In the Eyes of Russian photographers и The Box of KU Ямамото Масао.


ТАКЖЕ НА ЭТУ ТЕМУ
Akina Books: Из любви к странным историям
Когда фотографы становятся селф-паблишинг-компаниями

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email