среда, 21 января 2015 г.

Дорогие мои: Фотокниги года по версии This is a photobook

Поддавшись соблазну «лихорадки списков» и переждав основную волну публикаций фотокнижных итогов года, представляю наконец и свой вариант рейтинга изданий прошедшего 2014-го. В шорт-листе для This is a photobook (авторы в нем выстроены по алфавиту) я намеренно собрала исключительно те работы, к которым имеют отношение авторы, так или иначе связанные с постсоветским пространством. Причин у такого решения несколько.



Во-первых, нет смысла в очередной раз признаваться в любви к проектам, неоднократно отмеченным другими ревьюерами. Вы и так про них знаете (либо узнали недавно из предыдущих постов). Во-вторых, в свете того, что медиум фотокниги постепенно набирает популярность в нашей стране, важно, как мне кажется, отметить те издания, которые уже ярко выделяются на этом поле, причем не только у себя на родине, но и за рубежом. И, в-третьих, в течение всего этого года я упорно формировала остов своей русской коллекции и теперь, пользуясь случаем, не могу не поделиться мыслями о некоторых любимых обитателях моей книжной полки с читателями блога. Enjoy!

«ПОТОМ / AFTER A WHILE» Наталии Балута
Self-published
500 экземпляров
22 х 14,5 см, 124 страницы, твердый переплет
Издание на русском и английском языках; каждая книга пронумерована



Первая книга Наталии Балута «Потом», выпущенная внушительным для авторской публикации тиражом (молодые российские художники, осваивающие поле селф-паблишинга, редко перешагивают порог в сотню копий), непроста и по структуре (многочастной), и по содержанию. Визуализировать невизуализируемое берется московский фотограф, исследовавшая в своем проекте тему будущего. Свыше пятнадцати лет Балута занимается аналитикой и прогнозированием для международной корпорации, однако в дебютной книге Наталия пытается выстроить не политические, экономические или социальные сценарии, чего легко ожидать от издания, изучающего подобный вопрос. Автора интересуют скорее частная человеческая история, интуитивный поиск тонких ассоциаций, связывающих нас с незримым и непознаваемым грядущим и требующих от зрителя столь же деликатного и внимательного подхода. Усиливает эффект погружения в материал дискретный дизайн, то и дело дробящий фотографии и разносящий кусочки снимков по разным страницам, разделяя их как в пространстве, так и во времени.

Также: Интервью с Наталией Балута в блоге This is a photobook

 




Self-published
100 экземпляров
16 x 21см, 58 страниц и 24-страничная вставка, буклет, твердая обложка с тиснением
Каждая книга подписана и пронумерована



Один из самых успешных фотокнижных авторов в России, Юлия Бориссова, чья первая работа «Дальний берег» годом ранее привлекла внимание нескольких фестивалей и конкурса Photobook Dummy Award в Касселе, в минувшем 2014-м выпустила друг за другом сразу два издания. И оба они представляют собой искусно продуманные произведения. «Бегство на край», с фотографиями из которого художник выиграла Fine Art Photography Competition, вдохновлено историей первой волны русской эмиграции, пришедшейся на 1920-е. Опираясь на работу с архивными кадрами (к ним Юля методично обращается в своих последних нескольких проектах), Бориссова исследует ускользающую природу человеческой памяти, подчеркивая ее хрупкость с помощью цветочных бутонов и лепестков, используемых при создании каждого изображения в серии. Дополняют эту галерею безымянных портретов выдержки из анонимного дневника 1917—1923 годов, воспроизведенные в формате факсимиле, что дает книге, помимо универсального повествования, общего для целого поколения, проникновенный голос интимного высказывания. Как всегда, художница взыскательна к продакшну издания. Аккуратный дизайн обогащают задействованные в производстве разные типы бумаги и тонкий оттиск ветки дерева на обложке, превращающие «Бегство на край» в приятное тактильное путешествие.

Также: Интервью с Юлией Бориссовой в блоге This is a photobook


 



«ДОМ» Юлии Бориссовой
Self-published
100 экземпляров (первое издание на английском языке)
15 x 20 см, 48 страниц, включая 12 разворачивающих, 20-страничный буклет, мягкая обложка; переплет в виде швейцарской брошюры выполнен вручную




В отличие от предыдущей работы, второе издание Бориссовой «ДОМ (Документ Объект Модель)» гораздо более изощренное в оформлении и являющее собой скорее концептуальный объект, нежели просто книгу. Это в действительности дом — с обложкой-фасадом (на ней запечатлены опостылевшие однообразные хрущевки), с «подъездом» в виде снимков, на которых миниатюрные пятиэтажки путешествуют по снежным просторам, и с крохотными квартирками (они собраны из причудливой смеси архивных кадров), спрятанными внутри разворачивающихся длинных страниц. У этого проекта тоже есть свой голос, но не анонимный, как в случае с «Бегством на край». По правде говоря, в книге (к слову, переплетенной автором вручную) присутствует целый хор голосов. Его участники наперебой делятся своими представлениями о том, что такое дом, и наполняют живым опытом эти, казалось бы, всеми покинутые пространства с фотографий.





EUROMAIDAN Владислава Краснощека и Сергея Лебединского
Riot Books
250 экземпляров, ограниченное издание
21 x 15 см, 52 страницы; ручная работа, переплет выполнен на швейной машинке



Эта выпущенная независимым издательством Riot Books фотокнига, ставшая едва ли не самой заметной в ушедшем году работой авторов с постсоветской территории, примечательна не столько своей злободневностью, как, вероятно, посчитали многие. Напротив, рассказ Краснощека и Лебединского о преображении мирных протестов в Киеве в начало гражданской войны представляется теперь реликтом прошлого, осколком января, кажущегося таким далеким в свете последующих, стремительно сменяющих друг друга трагических событий на родине фотографов. Вместе с тем интересно наблюдать, как этот документ конкретного момента вписал себя в мировую фотокнижную традицию, соотнесшись с историей протестных изданий в Стране восходящего солнца в 1960-х годах. Выполненный в полном соответствии с духом работ японских авторов упомянутого периода, «Евромайдан» вторит им на ряде уровней. Во-первых, визуально — картинки в проекте контрастные, черно-белые, экспрессивные. Во-вторых, содержательно — весь материал отснят в течение всего лишь нескольких дней, это не долгосрочная серия. В-третьих, работа украинцев близка «протестным» японцам эстетически и тактильно: издание сделано вручную, прошито на машинке и отсылает своим видом к оперативно опубликованным брошюрам, призванным распространяться на акциях. В сумме это позволяет причислить Euromaidan к разряду наиболее ярких книжных проектов 2014-го.

Также: Когда фотографы становятся селф-паблишинг-компаниями





«ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕСТЬ СЕКРЕТ» Ирины Поповой
Dostoevsky Publishing
64 экземпляра на русском языке и 86 экземпляров на английском
17 х 23 см, 192 страницы, вложения, твердая обложка
Каждая книга пронумерована и подписана по обложке автором



Сразу два (но при этом совершенно отличающихся друг от друга) издания в рейтинге объединены темой популярной в советское время девичьей игры в секретики. Любопытно, что проекты Ирины Поповой и Натальи Резник, снимавшиеся в разное время и при разных обстоятельствах, обрели книжную форму в один год и, несмотря на непохожесть, поневоле перекликаются между собой. Работа первого автора, «Если у тебя есть секрет», соткана из россыпи кадров, выдернутых, вероятно, из множества документальных сюжетов. Большая часть этого пестрого материала связана главным образом территориально: все карточки сделаны в России. Спрятанный в кармашек в конце книги листок с подписями к снимкам подтверждает это: здесь одновременно присутствуют фотографии музыкального фестиваля, поминок, бытовой ссоры на городской свалке, портреты продавщицы цветов в подземном переходе, солдата в военном госпитале и мальчика, выжившего в бесланском теракте. В общий контекст такую мозаику собирают исключительно тексты Ирины Поповой, отражающие травматичные поиски автором образа родины. Откровенные секреты-воспоминания (кое-где, чтобы прочитать их, приходится просматривать страницы на свет) напечатаны на тонкой желтоватой бумаге и вторгаются в фотографическое повествование с периодичностью раз в несколько разворотов. Семейные истории, эпизоды из детства и юности, рассказы о любви, вере, войне и тройных тулупах — фотограф без стеснений раскрывает зрителю свой болезненный опыт восприятия собственной страны.






«СЕКРЕТЫ» / SECRETS Натальи Резник
Self-published
50 экземпляров
24 х 30 см, 72 страницы, твердый переплет, суперобложка


Если в работе Ирины Поповой можно прочитать скорее мучительное желание вычеркнуть из себя часть родины, то проект Наталии Резник, напротив, исходит из стремления бережно удержать воспоминания о своей стране и понять, способно ли время сохранить нечто общее — общую память — для людей, которые полтора-два десятка лет назад покинули постсоветское пространство и оказались в другой культуре, в другой жизни. Героини этих «Секретов» — конкретные женщины из СССР, переехавшие в Германию, но до сих пор берегущие привезенные с родины вещи. Их портреты, сделанные Натальей, тихи, спокойны, медитативны и созерцательны. Вместе со своими моделями Резник воссоздает старый девчоночий ритуал и прячет в землю самое близкое и дорогое — ноты песни о России, семейный снимок в декоративной рамочке, аудиокассету, кукольное платьице, кружевную салфетку. В книге этот игровой мотив акцентирован с помощью вырубки в формы круга на нескольких страницах — казалось бы, очевидный, но между тем эффектный и нелишний способ подкрепить концепцию проекта. Зрителю же он помогает через годы заглянуть в чужие секретики и обнаружить в них самого себя, живущего в России здесь и сейчас, но соединенного с чужими судьбами по ту сторону границы.





«АЙСБЕРГ» / ICEBERG Кирилла Савченкова
Self-published
30 экземпляров
24 х 30 см, 110 страниц, твердая обложка, открытый переплет



Шорт-лист немецкой Dummy Award Kassel, номинация на британскую MACK First Book Award, участие в ViennaPhotobookFestival и книжном рынке престижной голландской ярмарки Unseen — за короткий срок изданная в 2014-м дебютная книга Кирилла Савченкова привлекла к себе внимание представительных арт-мероприятий, закрепив за автором репутацию одного из наиболее интересных молодых российских художников. Планомерно исследуя в собственных проектах тему постсоветских спальных районов, московский фотограф, и сам выросший в пригороде столицы, в своем «Айсберге» обратил накопившийся за последние несколько лет разнородный визуальный материал (чужие снимки здесь сменяются авторскими, цифровые — пленочными, а черно-белые — цветными) в нелинейную биографию молодого жителя окраин, в которой эмоциональные новеллы о взрослении пересекаются с рассуждениями о природе изображения, психогеографии современного мегаполиса и ландшафте в целом. Эклектичный нарратив подчеркивается элементами дизайна: вклеенные в издание фотографии подталкивают зрителя к ведению постоянного диалога с книгой как объектом.

Также: Интервью с Кириллом Савченковым в блоге This is a photobook





ESCAPE Данилы Ткаченко
Peperoni Books
29,5 х 23,5 см, 120 страниц, твердый переплет, тисненая тканевая обложка
Издание на русском и английском языках



Проект Escape, удостоенный первого приза World Press Photo в портретной категории, получил хорошую прессу и на родине автора, и за рубежом, однако выпущенная по мотивам одноименной серии фотокнига Данилы Ткаченко как самостоятельная работа прозвучала не слишком громко. Тем не менее это качественно выполненное издание с аскетичным традиционным дизайном, который вместе с тем удачно акцентирует оригинальный материал. «Побег» погружает в историю об отшельниках, сначала проведя зрителя сквозь череду из нескольких разворотов с изображениями темных лесных зарослей. Каждый персонаж, выведенный автором на авансцену, отделяется подобными мрачными дебрями и упрямо хранит молчание. Это многостраничное безмолвие к концу нарушает отдельная секция, напечатанная на серой шершавой бумаге и собравшая неподписанные рассказы героев о причинах их ухода от общества. Если бы потребовалось охарактеризовать эту книгу в двух словах, я бы использовала сочетание «изящная простота».





Специальное упоминание
DEEP INSIDE Татьяны Черкезян
Dienacht
90 экземпляров + 10 экземпляров специального издания
11 x 15 см, 52 страницы, включая четыре разворачивающиеся; твердая обложка с лазерной гравировкой, открытый переплет



В сущности, Deep Inside Татьяны Черкезян — это по своему наполнению довольно традиционный интимный дневник, где угадываются чувственные поиски и переживания прошлых отношений (что позволяет соотнести проект с «25 weeks of winter» Кати Анохиной). Откровенная визуальная исповедь складывается в нелинейный нарратив, в котором черно-белые картинки перетасованы с цветными (и те и другие, очевидно, сделаны в разные годы). Но что выводит подобную историю на новый уровень, так это удачный продакшн. Маленькое немецкое издательство Dienacht выпустило Deep Inside в формате черной карманной книжечки с оголенным (подобно выплеснутым на страницы эмоциям) переплетом, с гравировкой на обложке и с выпадающей из середины цепочкой кадров, запечатлевших мечущееся на кровати обнаженное женское тело.





Бонус-книга из персонального списка желаний
«ОБ ЭФИРЕ» Федора Шклярука
Self-published
50 экземпляров
18 х 24 см, 88 страниц, мягкая обложка, открытый переплет
Книга напечатана и переплетена автором вручную



С «Об эфире» — исследованием идеи о пятом элементе материи — я знакома с 2013 года, когда еще самые первые изображения из своего проекта Федор Шклярук представлял на занятиях образовательной программы «Фотодепартамента». После этого часть снимков выставлялась в рамках экспозиции «Молодая фотография», автор искал подходящую форму презентации серии во время воркшопа голландской художницы Анук Крейтхоф в Петербурге и представлял работу на нескольких открытых показах, прежде чем приступил непосредственно к созданию книги. Одну из последних версий макета «Об эфире» я видела прошлой весной в Москве и была впечатлена чистотой и воздушностью простого дизайна, прилежно обрамляющего удивительные и эфемерные кадры, которые Федору удается делать. Не оставляю надежды все-таки подержать в руках и итоговый вариант издания.




ТАКЖЕ ЧИТАЙТЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email