пятница, 21 августа 2015 г.

Тома Совен: «Я одержим Китаем»

This is a photobook публикует перевод интервью, которое Брэд Фойерхельм взял у Тома Совена по случаю выпуска фотокниги Until Death Do Us Part (обзор издания читайте тут).



– Мы с вами вели продолжительную беседу о грузе собирания фотографий и идее противопоставления роли редактора и художника. Мы подробно обсуждали, что коллекционирование и редактирование, пусть даже искусно выполненное, можно понимать… как обычное редактирование. А потом вы отошли от этого и стали художником благодаря вашему таланту в создании по-настоящему важных работ в рамках проекта Beijng Silvermine. Что заставило вас изменить свою позицию как редактора и коллекционера в сторону художника?

– Я полагаю, это произошло естественно, после того как я поделился проектом в формате экспозиций и книг. На протяжении первых лет я потратил много времени, накапливая негативы, контролируя процесс их оцифровки, чтобы увидеть и снова и снова сортировать изображения, чем в известной степени и занимается коллекционер и редактор. Затем я был достаточно удачлив, чтобы получить возможность рассказать о проекте с помощью десяти выставок и двух публикаций, что, само собой, разнообразило характер моей работы. Вероятно, я стал больше художником в тот день, когда должен был ответить на следующие вопросы: что я показываю? Как я это показываю? И, главное, что я хочу этим сказать?

– Будучи очень дотошным собирателем странных фотографий, я ощущаю, что мы плавно приближаемся к периоду, когда перераспространение подобных материалов больше говорит о коллекционере, нежели об изображении как таковом. В случае с Silvermine ваше решение собирать этот материал исходит из географии? Или у вас фетиш на Китай?

– Было бы нечестно с моей стороны не признать, что я очень одержим Китаем и его визуальным миром. Я провел последнюю треть своей жизни здесь, будучи окруженным сотнями тысяч снимков, до которых больше никому не было дела. По этой причине моя коллекция сосредоточена исключительно на китайском материале и продолжит развиваться в подобном направлении. Но это, как было сказано, накапливание более чем миллиона изображений в течение последних десяти лет вызвало у меня сильное пристрастие к фотографиям, которое мне необходимо утолить любыми доступными средствами, где бы я ни находился в ближайшие годы. Через пару месяцев я буду в архивной резиденции Arab Photo Foundation в Бейруте и, конечно, предвкушаю работу с некитайскими снимками.



– Ваша новая книга посвящена курению в Китае. Я там никогда не был, но говорят, что китайцы генетически состоят из никотина… и слюны. Как коммунистическая культура впитала в себя такие огромные количества табака? Был ли Мао курильщиком?

– Мао был печально известным заядлым курильщиком. Его министр обороны однажды сказал, что зубы Мао выглядят так, точно они окрашены в зеленый цвет. В отделе пропаганды были люди, специализировавшиеся исключительно на отбеливании его зубов на фотографиях! Во время революции Мао обещал своим войскам, что у них будут «еда, крыша над головой и сигареты». В одном он точно не солгал, и как результат, треть курильщиков мира родом из Китая.


– Я обязан спросить, видели ли вы книгу Люка Санте No Smoking, изданную Assouline? Никто, кажется, не знает, что Люк — востребованный критик, который объединил увеличенные изображения курящих людей со всего мира в пачку, похожую на вашу. Вот где, хочется верить, важна разница в подходе. Работа с китайским материалом и при этом с крошечным размером. Я считаю, ваше издание удачнее и, возможно, более близко к арт-объекту. Думаю, контекстуализация имеет большое значение. Итак, видели ли вы раньше эту книгу или нет?

– О нет! В ноябре 2014 года я отправил следующее сообщение Председателю Парру: «В своих долговечных фотокнижных исследованиях вы сталкивались когда-нибудь с книгой в форме сигаретной пачки? Я работаю над одной и хотел бы знать о любых предыдущих попытках». Его ответ был столь же кратким, сколь и обнадеживающим: «Игральные карты — да, но не сигаретная пачка». Если бы я знал, то спросил бы вас! Так что отвечаю на ваш вопрос: нет, я никогда не слышал об этой книге раньше. Подумайте только, я работаю с изображениями, сделанными другими людьми, я помещаю их в оригинальную сигаретную пачку, чей дизайн мне не принадлежит, чтобы в конце концов узнать, что эта совершенно новая идея уже когда-то кем-то использовалась! Вот это апроприация!

– Ваше сотрудничество с Мелиндой Гибсон выглядит фантастически. Я еще не видел книгу или напечатанные принты, но сама идея работы с архивом, в ходе которой Мелинда обжигает кислотой некоторые из ваших негативов (сколькими вы теперь владеете?) и создает более абстрактные изображения за счет повреждения..! Каково чувствовать, что материал, собранный вами, физически уничтожается? Мне кажется, для коллекционера это очень важный шаг.

– Архив Silvermine сейчас насчитывает свыше 700 000 негативов, и самым постыдным поступком было бы, если бы я один взаимодействовал с ними. В 2012 году я открыл для себя серию «Фотография как современное искусство» Мелинды Гибсон и немедленно подумал, как здорово было бы, займись она исследованием моего архива. Двумя резиденциями и парой лет позднее мы создали проект Lunar Caustic. Как и ожидалось, метод Мелинды значительно отличался от ранее использованного мной, не фокусируясь за антропологическом, социологическом и историческом аспектах. Скорее она способствовала концептуальному подходу к теме продолжительности жизни этих изображений и медиума в целом. Применяя кислоту и нитраты к существующей фотографии, мы сосредоточились в меньшей степени за спасенном изображении, а в большей на тех миллионах снимков, которые познали другую судьбу. Мы исследовали их органическое исчезновение. Мы не разрушали оригинальные негативы, но работали с ручными отпечатками, сделанными с них. Независимо от причин мне было бы очень некомфортно из-за уничтожения настоящих пленок из архива.

Lunar Caustic by Melinda Gibson
– Какие у вас планы на архив? Что вы будете делать, если ваша слава дойдет до Китая, если правительство пожелает вернуть эти материалы обратно, но не захочет платить? Можно ли говорить о китайском достоянии?

– Архив становится все больше с каждым днем, с тех пор как я приобрел около 84 килограммов около месяца назад. Я продолжу формирование этой коллекции так долго, пока фабрика вторсырья накапливает огромный объем негативов, и это, надеюсь, засвидетельствует смерть аналоговой фотографии в Китае. Будет больше опытов сотрудничества, выставок и публикаций, и могу вас заверить, что я заспамлю вашу новостную ленту всем этим!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email